г. Москва, 1-й Балтийский пл., 2/13
Принимаем заказы с 9.00 до 18.00
по телефону 8 (495)  961−99−74
   

ГАРАНТИЙНОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕМ

Наша фирма производит и осуществляет гарантийное обслуживанием и ремонт широкого спектра производимых и поставляемых во все регионы.
 

СЕРТИФИКАТЫ КАЧЕСТВА

Гарантийное обслуживание, сервисное обслуживание, производство, укладка - все это умеем мы, предлагая вам такую нашу продукцию.

Глубокие разработки горючих полезных ископаемых: бурого угля и лигнита

На Британских островах отсутствуют примеры открытой добычи угля с небольшим коэффициентом вскрыши. В то же время в Европе — в различных районах Германии (Elkins, 1953а, 1956) и на севере Чешского массива (Forster, 1971) — известны местности, где разрабатываются очень мощные пласты бурого угля. Для угольных карьеров в австралийском штате Виктория характерны еще более внушительные глубины (Scott, 1958). Главный бассейн бурых углей в ФРГ, находящийся к западу от Кёльна, прежде всего интересен опытом применения здесь хорошо отлаженной и давно существующей системы юридического контроля, направленного на уменьшение нарушения и повреждения земель (Elkins, 1953b). На территории Кёльнского буроугольного бассейна имеется основной продуктивный пласт мощностью от 9 до 90 м, а также несколько второстепенных пластов, залегающих почти горизонтально. Рыхлый состав пород вскрыши, представленных отложениями третичного возраста и более молодыми покровными осадками (лёссами на се» вере бассейна), и то обстоятельство, что сам уголь легко крошится, облегчают интенсивную механизацию добычи. К тому же коэффициент вскрыши лишь изредка превышает 1 : 1. В результате карьеры достигают здесь глубины 180 м.

Способ разработки столь мощных пластов в принципе мало отличается от всех прочих форм открытой добычи. Но отличен подход к освоению нарушенных земель, закрепленный немецким законодательством и отражающийся на облике ландшафта, остающегося после окончания добычи. Закон об открытой добыче исходит из двух основных посылок: во-первых, извлечение полезных ископаемых экономически оправдано и, следовательно, должно проводиться с возможно меньшим числом помех; во-вторых, в обмен на эту привилегию горнодобывающие предприятия обязаны осуществлять восстановление разрабатываемых площадей. Так, при рытье обширных глубоких карьеров, характерных для Кёльнского буроугольного бассейна, очень часто сносились целые деревни, которые заново выстраивались на новых местах, а для главных транспортных магистралей иногда выбиралась новая трасса. С прекращением работ выемки засыпают породами вскрыши из действующих карьеров, причем окончательный уровень засыпки должен быть выше уровня подземных вод. Закон 1930-х годов разрешил создание отвалов только в исключительных случаях. В южном секторе бассейна отвалы, возникшие еще до принятия закона, были облесены, а затопленные карьеры превращены в места отдыха.

Кёльнский буроугольный бассейн можно рассматривать как поучительный пример действенности законодательных постановлений, регламентирующих добычу, что, в конечном счете, приносит пользу всему горнодобывающему району. Очевидно, что нарушение земель в этом районе связано главным образом с образованием массивных отвалов вскрыши, прежде чем их перевезут в отработанные карьеры либо отправят по железной дороге в южные районы, испытывающие дефицит материала для засыпки карьеров. Кроме того, нарушенными могут выглядеть нерекультивированные карьеры, заполненные водой.

Несколько иной характер использования земли сложился в Чешском буроугольном бассейне, который поставляет 97% продукции чехословацкого бурого угля (Forster, 1971). Из 54 млн. т производимого здесь угля 15% приходится на шахтную добычу, а остальная часть извлекается открытым способом. В послевоенные годы объем открытой добычи растет быстрее, чем подземной, и отчасти именно этим объясняется более значительная доля земель, поврежденных открытыми разработками. В 1965 г. в этом районе было зарегистрировано 38 тыс. га нарушенных земель, и 78% этой площади возникло в результате ведения добычи непосредственно с поверхности. По сравнению с этими цифрами темпы рекультивации земель немного ниже, хотя они и увеличились со 134 га в год в начале 1960-х годов до 500 га после 1970 г.

Нарушенные земли

ремонт крыши дома